Ответственность российских должников за рубежом

Евгений
Ращевский,

Партнер, соруководитель практики международных арбитражных и судебных споров Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Ольга
Цветкова,

Советник, соруководитель практики международных арбитражных и судебных споров Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»

Убежавшие от кредиторов за границу в 90-е не без оснований надеялись начать новую жизнь. Арбитражные управляющие, банки и государство не имели опыта процессов за рубежом, прежде всего, в странах common law. Не было прецедентов признания актов российских судов по банкротству зарубежными судами. «Протыкание» корпоративной вуали и офшорных трастов казалось чем-то нереальным. Прогуливаясь по какому-то курортному местечку, можно было зайти в отель и, узнав, кому он принадлежит, понять, что он или она безуспешно разыскивались российскими кредиторами.

Можно с уверенностью сказать, что время «счастливых беглецов» прошло. Российские кредиторы, арбитражные управляющие и представители АСВ — частые стороны в английском суде За апрель 2020 — март 2021-го в спорах в английских коммерческих судах участвовали 36 сторон из России. Российские лица на третьем месте по частоте участия в английских разбирательствах — чаще в 2020 году встречались только стороны из США и Великобритании. и офшорных юрисдикциях, куда обычно выводят активы. Уехавшие за рубеж должники вынуждены тратить миллионы фунтов на юристов в течение многих лет, находясь под ограничительными мерами. Начать новую жизнь не получается и после смены фамилии, как, например, в случае с одним из бывших акционеров Банка «Открытие» Вадимом Беляевым (Вольфсоном), который стал ответчиком по искам в Англии и Нью-Йорке. Хотя американский суд в апреле 2021 года прекратил производство из-за отсутствия юрисдикции, спор в английском суде продолжается.

Далее анализируются «типичные» ситуации последних лет, где российские должники вынуждены защищаться за рубежом от претензий кредиторов.

Признание актов российского суда по делу о банкротстве за рубежом

Дело Внешпромбанка. В 2016 году российский суд признал Внешпромбанк несостоятельным. В 2017–2018 годах банкротство возбуждено в отношении лиц, контролировавших банк, — Георгия Беджамова и его сестры Ларисы Маркус. Их судьба сложилась поразному. Маркус отправилась в российскую колонию на 8,5 лет за мошенничество, а Беджамов продолжал вести довольно «расточительный», по выражению английского суда, образ жизни в Лондоне и Монако.

В 2019 году Внешпромбанк (под управлением АСВ) подал иск к Беджамову в английский суд с требованием убытков, обвинив ответчика в выводе средств банка. Банк добился ареста активов Беджамова, существенно ограничив его текущие траты.

Конкурсный управляющий Любовь Киреева, назначенная решением Арбитражного суда г. Москвы от 02.07.2018 (дело № А40-9544/17-88-18 «Ф») финансовым управляющим Беджамова, добилась признания решения о своем назначении Высоким Судом Правосудия 13.08.2021 (Kireeva & Anor v Bedzhamov [2021] EWHC 2281 (Ch) (13 August 2021)), хотя в ходатайстве о приостановлении реализации недвижимости Беджамова для оплаты текущих расходов и судебных издержек по иску Внешпромбанка было отказано.

Попытка добиться признания себя банкротом за рубежом

Дело Лаптева. Валерий Лаптев владел холдингом «Генерация», производившим буровое оборудование. В 2016–2017 годах с холдинга в пользу Сбербанка взыскано 1,1 млрд руб. невозвращенных кредитов. Лаптев выступал по ним поручителем. В 2017 году Арбитражный суд Свердловской области признал его банкротом (дело № А60-14265/17).

Параллельно со Сбербанком, инициировавшим банкротный процесс в России, другой российский банк, ВТБ, добивался банкротства Лаптева в Великобритании (требования ВТБ составляли около 25 млн фунтов). В феврале 2020 года английский суд отказался инициировать дело из-за отсутствия юрисдикции. Суд счел применимым российское право и пришел к выводу, что оно не позволяет ВТБ как кредитору в российском банкротном процессе добиваться в Англии инициирования банкротного процесса на основании того же самого долга (PJSC VTB Bank v Laptev [2020] EWHC 321 (Ch) (26 February 2020)). При этом суд отметил, что «если бы у него была юрисдикция признать грна Лаптева банкротом, он бы сделал это».

Дело Кехмана. В октябре 2012 года английский суд по заявлению российского бизнесмена Владимира Кехмана признал его банкротом. Банк ВТБ попытался обжаловать этот приказ, но Высокий Суд Правосудия оставил его в силе в 2015 году (JSC Bank of Moscow v Kekhman & Ors [2015] EWHC 396 (Ch) (20 February 2015). В 2015 году Кехман был признан банкротом и в России по заявлению Сбербанка, которому Кехман как поручитель был должен свыше 4 млрд руб. за принадлежавшую ему Группу JFC, также попавшую в банкротство.

Английское банкротство Владимир Кехман пытался использовать для защиты от процедуры в России. Ссылаясь на решение английского суда, он утверждал, что банк, который участвует в обоих делах, может получить возмещение дважды. Российские суды трех инстанций не поддержали его доводы и указали, что решение английского суда по делу о банкротстве не может быть признано в России, так как между странами не заключен соответствующий международный договор (дело № А56-71378/2015).

Разбирательства, параллельные делу о банкротстве в России

Дело банка «Эрсте» против Ростеха. Банк «Эрсте» в составе синдиката иностранных банков участвовал в кредитной линии, открытой заводу «Красный Октябрь» в 2007 году. В 2008 году завод оказался в процедуре банкротства. Банк вступил в дело в качестве кредитора, но шансов на возврат долга в российском деле не просматривалось. В 2012 году банк обратился в английский суд с иском к заводудолжнику, а также ГК «Ростех», построив требования на том, что госкорпорация фактически контролировала завод и процедуру банкротства, а также на отсутствии достаточной независимости российского арбитражного суда. В октябре 2013 года суд первой инстанции признал юрисдикцию по иску, хотя и не согласился с аргументом об отсутствии независимости российского суда. Это решение было отменено апелляционным судом, который согласился с тем, что участие банка «Эрсте» в российской процедуре банкротства в течение ряда лет делает невозможным заявление таких же параллельных требований в английском суде (Erste Group Bank AG London Branch v J ‘VMZ Red October’ & Ors [2015] EWCA Civ 379 (17 April 2015)).

Разбирательства, параллельные делу о банкротстве в России

Дело МБАМосква. Международный банк Азербайджана (МБА) являлся крупнейшим в своей стране. В 2017 году банк подал заявление в суд Нью-Йорка о собственном банкротстве. Параллельно банк начал процедуру реструктуризации долгов в Азербайджане, которая была признана английским судом. Но Сбербанк, не участвовавший в процессе в Азербайджане, добился разрешения суда взыскивать долг в Англии по займам, регулируемым английским правом. Решение стало продолжением практики защиты контрактов по английскому праву от вмешательства со стороны других правопорядков (Bakhshiyeva (Foreign Representative of the Ojsc International Bank of Azerbaijan) v Sberbank of Russia & Ors [2018] EWCA Civ 2802 (18 December 2018)). Параллельно со спором в английском суде Сбербанк обратился в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о принятии обеспечительных мер в поддержку английского спора (дело № А40-97307/18). Российские суды двух инстанций удовлетворили заявление Сбербанка. В июне 2019 года меры были сняты по заявлению Сбербанка в связи с договоренностью о мирном урегулировании спора.

Субсидиарная ответственность в связи с банкротством в России

Дело Межпромбанка. Лицензия Межпромбанка отозвана в 2010 году. По иску АСВ контролирующее лицо банка Сергей Пугачев привлечен к субсидиарной ответственности в России. В 2014 году российская процедура банкротства признана в Великобритании. В поддержку процедуры банкротства английский суд заморозил активы Пугачева и связанных с ним компаний с помощью уникального процессуального «оружия», существующего только в юрисдикциях стран общего права — world-wide freezing order (WFO). В 2017 году Высокий Суд Правосудия признал Пугачева бенефициаром и контролирующим лицом новозеландских трастов, владевших недвижимостью в Великобританции, России, США, Франции, Швейцарии, а также средствами на банковских счетах, а сами трасты — созданными с целью сокрыть имущество от кредиторов (JSC Mezhdunarodniy Promyshlenniy Bank & Anor v Pugachev & Ors [2017] EWHC 2426 (Ch) (11 October 2017), § 453–456). Суд подтвердил право АСВ реализовать это имущество, передав вырученные деньги в конкурсную массу.

Уголовные разбирательства

Зачастую в отношении контролирующих лиц обанкротившихся компаний параллельно с исками о субсидиарной ответственности возбуждаются уголовные дела. Так, уголовно-правовые меры защиты кредиторов задействованы в отношении контролирующих лиц Межпромбанка, Внешпромбанка, Банка «Открытие», Промсвязьбанка и других. Средства уголовного процесса используются у нас в первую очередь для сбора информации об активах, в том числе для последующего использования в зарубежных делах. В 2020 году отбывающая наказание Лариса Маркус заключила ряд соглашений с АСВ о продаже ее имущества в США, Франции и Латвии. Арбитражный суд г. Москвы в рамках дела о банкротстве Маркус утвердил риелторские компании для продажи этого имущества (дело № А40-90960/16).

Подводя итог проанализированным делам, можно сделать вывод о том, что зарубежная практика приходит к признанию российского банкротства «ключевым» форумом, в котором должны решаться основные вопросы, связанные с судьбой имущества должника и субсидиарной ответственностью контролирующих лиц. Вместо того чтобы разрешать параллельные разбирательства, при которых кредиторы вынуждены «воевать на два фронта», зарубежные суды готовы оказывать поддержку в возврате активов, прежде всего, с помощью обеспечительных мер, не предрешая вопросов, находящихся в исключительной компетенции российского суда.