a


Don’t _miss

Wire Festival

 

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Nullam blandit hendrerit faucibus turpis dui.

<We_can_help/>

What are you looking for?

Артем Афанасьев: «От того, что один юрист знает правильное решение, бизнесу лучше не станет»

Расскажите о своих ощущениях после тройной победы на премии «Лучшие юридические департаменты 2018».

Ощущение победы очень важно для всех и для юристов inhouse особенно, возможно, потому, что их труд невероятно ценен, но часто не заметен. Не всегда бизнес-подразделения знают, кто из юристов им помогает и каким образом. Многим моим коллегам, которые находятся в разных городах, важно почувствовать: то, что они делают, — это правильно, качественно и по-настоящему профессионально. Кроме того, возможность посоревноваться с коллегами по цеху из других компаний и других индустрий бодрит и закаляет. Победа в этом конкурсе для нас особенно важна, поскольку победитель определяется профессиональным юридическим сообществом. Здесь играет основную роль именно профессионализм, а не какие-то иные параметры. Члены жюри оценивают участников исходя из информации, которую они видят в детальной анкете, единой для всех конкурсантов, что исключает личностный фактор. Это очень ценно, других площадок, где можно получить такую объективную и непредвзятую оценку, я не знаю.

Многие относятся скептически к юридической функции в ретейле.

Первый раз такое слышу. Но если и так, то это очень поверхностный взгляд. Мы все находимся в плену стереотипов. Если мы говорим о металлургическом заводе, мы представляем картинки, где сталевары и днем и ночью работают, и это представляется как огромный масштаб, невероятно сложный. А когда мы говорим о ретейле, то представляем себе магазин у дома. Кажется, что там может быть сложного? На самом деле все в отношении ретейла не так. Магазины — всего лишь видимая часть айсберга. В крупном ретейле есть и производства, и мощнейшая логистика, и сложнейшие IT-решения. Все процессы пронизаны тончайшими настройками, потому что крупному ретейлу присуща низкая маржинальность и большие обороты. Поэтому здесь невероятно важны точность в расходах, бизнес-процессах и скрупулезное внимание к каждой детали. Наш бизнес имеет гигантскую географию с разными часовыми поясами. И соответственно, с разным, порой сильно отличающимся регулированием в каждом субъекте РФ. Ретейл очень жестко зарегулирован, начиная от вопросов лицензирования, заканчивая вопросами, связанными с требованиями Роспотребнадзора, ФАС и т. д. А с другой стороны, это очень динамично развивающаяся отрасль с высокой конкуренцией. Все проекты внедряются или реализуются максимально быстро, порой счет идет на часы. Поэтому и от юристов требуется не только профессионализм, но и максимальная гибкость, концентрация и в первую очередь, конечно, ориентация на результат.

Вы очень много уделяете внимания комплаенсу в самых разных сферах. Работает?

Индустрия торговли стала очень зарегулирована. Принято много поправок в Закон о торговле, которые существенно повлияли на отрасль. У нас большое количество поставщиков, коммерческих переговоров, сложившихся бизнес-практик и направлений деятельности. Мы проанализировали все исторические ошибки и пришли к выводу, что это были ошибки человеческого фактора от незнания и непонимания последствий. И всегда отсутствовало преднамеренное желание обойти какую-то норму либо дух установленной нормы. Тогда было принято решение, что необходимо работать на опережение: предотвращать, разъяснять, пропагандировать. Чтобы защитить бизнес, акционеров, руководство компании, мы первые в индустрии пошли на выстраивание антимонопольного комплаенса во всей группе. Несмотря на то, что пока мало примеров и нет отдельного детального регулирования, мы благодаря учебно-методическому центру ФАС понимаем, как это должно работать. Мы внедрили политику и регламенты, изменили огромное количество бизнес-процессов, чтобы выстроить абсолютно прозрачные, задокументированные внутри компании процедуры. Мы утвердили некий золотой стандарт, который применим к каждой хозяйственной операции, взаимоотношениям с поставщиками, регуляторами по каждому из направлений. Обезопасили себя от человеческого фактора: если какой-то сотрудник компании не понимает должным образом свои обязанности либо делает какие-то ошибки, должна ли компания, которая придерживается высочайших стандартов, от этого страдать? Это в первую очередь несправедливо. Я очень рад, что нам удалось это сделать за достаточно короткий срок. Весь цикл занял около года: от старта проекта до момента, как ФАС уже утвердила наши политики, регламенты и процедуры и мы их внедрили в группе. Мы даже утвердили новые типовые формы некоторых договоров, согласовав их с антимонопольной службой.

Насколько я знаю, комплаенс у вас не только антимонопольный работает?

Да, есть антикоррупционный и этический комплаенс, связанный с соблюдением корпоративного кодекса и принципами этического ведения бизнеса. Система комплаенс выстроена в соответствии с ведущими международными стандартами и лучшими практиками, включает в себя все необходимые элементы: горячие линии, процедуры расследования, комитет по этике, постоянные тренинги и коммуникации для сотрудников группы. Полный и максимально широкий комплаенс. У нас была цель выстроить именно рабочий эффективный механизм, абсолютно независимый от менеджмента. И нам это удалось. Комплаенс подчиняется и отчитывается совету директоров. Все обращения на горячую линию принимает независимый консультант. Они фиксируются и хранятся достаточно долгое время. Поэтому любые искажения или неправильная интерпретация исключены. У нас за год приходит более 2000 обращений о разных нарушениях, конечно, не все они подтверждаются, но механизм работает, каждый сотрудник знает, что он может сообщить о нарушении и быть уверенным, что его обращение будет рассмотрено. Мы также ведем постоянную работу по выявлению конфликта интересов, что тоже попадает в сферу комплаенс. Каждый случай конфиденциальный, поэтому мы обсуждать их не сможем. Но если резюмировать об эффекте для бизнеса, то я бы сказал так: через полгода или максимум год с момента функционирования комплаенс-эффект становится очевидным уже для всей компании. Это действительно хороший инструмент в случае, когда он работает независимо, честно и объективно.

Какой орган государственной власти наиболее открыт и заинтересован в сотрудничестве?

Это очень хороший вопрос. Я заметил, что регуляторы и государственные институты повернулись лицом к бизнесу, и у нас выстроен качественный диалог. У нас есть возможность доносить нашу позицию на этапе обсуждения тех или иных инициатив. Мы это делаем через отраслевые ассоциации, делаем напрямую. У нас проходят встречи в правительстве, министерствах, ведомствах как на федеральном, так и региональном уровнях. Мы видим, что регулятор понимает или старается понять суть бизнеса. Понимает, что есть некоторые дискуссионные моменты, которые необходимо предварительно тщательно обсуждать и проговаривать. И регуляторы открыты к этим вопросам. Нам удается, к счастью, доносить позицию и быть услышанными.

Чего ждать коллегам в 2019 году?

Очевидно, что изменения в законодательстве были, есть и будут. Они могут быть совершенно разные по содержанию, и мне бы не хотелось сейчас уходить в детали той или иной законодательной инициативы. Жизнь не стоит на месте, и законотворчество всего лишь отражает, как зеркало, это вечное движение. Бизнесу можно только мечтать, что законодатель когда-нибудь скажет: «Эти отрасли и так хорошо работают, давайте поменьше будем регулировать их или пореже менять правила игры».

Основной вопрос в связи с этим — это то, как изменится юридическая профессия со временем. За что юрист должен отвечать, на чем фокусировать внимание и какое будущее ждет профессию. Сейчас уже есть чат-боты или программы-роботы, которые берут на себя часть юридических функций. И это замечательно, я к этому очень хорошо отношусь. Они освобождают огромное количество времени, которое уходило на техническую по сути работу. Юристы должны быть готовыми, что всю техническую работу через некоторое будут выполнять программы. Сложно сказать, через какое время, может, через 5, а может, через 15 лет. И огромное количество людей, выполняющих технические задачи, станут не нужны. Вместе с тем вырастет спрос на творческих людей, юристов, которые относятся к работе не формально, для галочки, а стремятся улучшить сам бизнес-процесс. И их основная цель — не комментировать содержание закона, что разрешено, а что запрещено, а найти и внедрить правильное решение, которое будет работать в компании на благо общего дела. От того, что в компании один юрист знает правильное решение, бизнесу лучше не станет. Другое дело, если этот юрист сможет не только знать, но и понимать, как дальше внедрить решение и обеспечить его использование в компании. Как раз такие специалисты нужны в первую очередь.

А у вас как обстоят дела с автоматизацией?

У нас автоматизировано очень многое, начиная с электронного документооборота. Ни один из более чем 100 тыс. договоров в год не может быть подписан без электронной системы согласования. Также автоматизирована выдача абсолютно всех доверенностей, а это порядка 12 тыс. доверенностей в год. Весь этот процесс полностью контролируется через утвержденный лимит, типовые формы, маршруты согласований. Автоматизированы вопросы, связанные с судебной претензионной работой. У нас очень много решений, которые помогают юристу работать. Какие-то процессы мы автоматизировали, какие-то — упростили и стандартизировали. И только это позволило мне на 50% сократить численность департамента, повысив эффективность, качество работы, сфокусироваться на бизнес-результате.

Как относитесь к так называемым Comics contracts?

Это классно. Мы находимся на такой развилке, в которой есть возможность сделать работу более радостной, дружелюбной, менее формализованной и более открытой. Снизить количество бюрократии, объединить команду не только лозунгами, но и духом в первую очередь. И такие нестандартные вещи, которые разбавляют рутину, очень этому способствуют. Все сотрудники разные. Некоторым в силу психологии или менталитета, просто не хочется общаться с коллегами. Они — интроверты. Но это могут быть блестящие специалисты. И я знаю очень много талантливейших юристов, которые могут испытывать некий дискомфорт в общении с коллегами. Но это не значит, что с ними что-то не так. Просто для каждого должен быть правильный путь по взаимодействию с бизнесом. И взаимный путь точно такой же должен быть. Поэтому мне бы очень понравилось, если бы я увидел инструкцию какого-нибудь подразделения с картинками в духе Marvel. Это забавно. Предположим, новый сотрудник пришел в огромную компанию сегодня. В компании 35 подразделений. У каждого есть политики, регламенты, инструкции. И это 1000 страниц текста, в которых заложена какая-то идея, но она на первый взгляд может оказаться неочевидной. Я сильно сомневаюсь, что кто-то будет все это читать и внимательно изучать. И будут подписывать ознакомление с какими-то правилами, обычно, их не читая. Будем честны в этом вопросе. Поэтому комикс или какое-то другое простое и доступное изложение многостраничного документа, которое качественно отражает идею и суть написанного, это супер. Это то, что привлекает внимание и точно запоминается.

Не могу не спросить о потребительском экстремизме. Ваши подразделения страдают от этого?

Потребители — это люди, которые обладают разными качествами. Некоторые люди склонны к разным экстремальным проявлениям своего характера и своих идей. Это может выражаться у всех по-разному. У кого-то в потребительстве выражается, у кого-то — в корпоративных конфликтах, иногда в переговорах. Я вижу это везде, начиная от корпоративных историй и судебных процессов. И да, до меня докатываются какие-то истории о потребителях. Но мне кажется, что здесь суть одна и нужно просто правильно к ней относиться. Как в спорте: кто-то любит спокойно кататься на лыжах и заниматься спортом, а кто-то экстремальным катанием занимается. Во всем можно найти плохое и хорошее. Просто такова жизнь и так бывает.

Читатели уже знают, что вы увлекаетесь горными лыжами. Как спорт помогает в работе?

Я обожаю горные лыжи. Мне кажется, спорт помогает вырабатывать очень важные навыки начиная от борьбы со стрессом до продолжения себя. В горных лыжах я недавно понял, что мне нравится делать то, чего я раньше не делал. То есть постоянно прогрессировать и развиваться. И чем больше риск, тем мне интереснее. Мне неинтересно кататься по обычным трассам. Мне интересно каждый раз себя испытывать. И ты понимаешь, что если ты ошибешься, то расшибешься. Это непосредственно твое решение и твоя ответственность. Поэтому ты каждый раз находишь, где ты можешь съехать, не расшибиться и получить максимум удовольствие. Вот это применимо к работе. Единственно с лыжами сложность, что на лыжах среднестатистически получается, что я катаюсь всего два раза в месяц. Конечно, очень мало. И хочу я уделять этому намного больше своего времени.

«Лучшие юридические департаменты 2019»