a


Don’t _miss

Wire Festival

 

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit. Nullam blandit hendrerit faucibus turpis dui.

<We_can_help/>

What are you looking for?

Личная конституция Кирилла Паринова

Меня привлекают новые технологии — системы распознавания лиц, анализ больших данных.Сейчас предиктивная аналитика позволяет предугадать поведение не только потенциального потребителя, но даже бойфренда или мужа. Когда я выбирал профессию, ничего подобного не существовало. Кто знает, был бы я юристом, если бы этот выбор стоял передо мной сегодня.

Конечно, в стране есть ряд вещей, которые можно улучшить. Например, все помнят о проблемах на дорогах, которые нам создавали ГАИ. Сколько было анекдотов и шуток на эту тему. Но после установок камер, которые считывают номера и наполняют бюджет штрафами, ситуация изменилась: детская смертность пошла вниз, как, впрочем, и нарушения ПДД, а ДПС на дорогах практически не увидишь — коррупция сведена к минимуму. Почему не сделать так в судебной системе? Используется ли судебная система для достижения экономических или правоохранительных целей? Сложный вопрос. Если бы была политическая воля, то мы бы уже давно сделали судебный аналог камер на дорогах.

Во время учебы в Гарвардской школе бизнеса я слышал историю о том, как компания Zappos (онлайн-магазин одежды и обуви) из Аризоны отбирает сотрудников. С самых первых минут собеседования они пытаются понять, счастлив ли их потенциальный кандидат. Скажу на первый взгляд очевидную вещь: положительное отношение к жизни не зависит от твоего материального статуса. Давайте представим российского олигарха, который приехал во Внуково-3 на своем мерседесе S-класса. А за пару минут до вылета взлетная полоса понадобилась уважаемому человеку из Правительства России. И вот ему приходится 40 минут ждать свою очередь. Подобные ситуации часто дают тебе понять, что в своем мире ты, может быть, что-то и решаешь. Глобально — увы. Такие мелочи иной раз очень больно бьют по самолюбию. Мы все время думаем, что если у тебя 10 млрд, ты должен быть в 10 млрд раз счастливее. Но разве это так? Знаете, человека всему можно научить. Всему, кроме позитивного отношения к жизни.

Со временем я понял, что главное — чтобы люди, с которыми ты работаешь, тебе нравились. Чтобы ты был в них уверен. Многие мои знакомые строят карьеру по принципу «деньги платят, карьера идет». Для меня сейчас этого уже недостаточно.

Люди часто говорят о доверии и предательстве. С годами я стал смотреть на человеческие слабости спокойнее. Раньше были поступки, после которых я бы сразу сказал, что с этими людьми никогда не буду иметь дело. Сейчас я не настолько категоричен. Лучше всего никогда ни от кого ничего не ждать. Надеяться, что именно к тебе будут относиться по-другому, не стоит.

Сожаления есть. Конечно, мне встречались люди и команды, с которыми сегодня я бы не стал работать. С другой стороны, отрицательного опыта не бывает. В конечном итоге все это помогло мне стать тем, кем я сегодня являюсь. Очень многому я научился у Владимира Потанина и Владимира Стржалковского. А годам к 30–40 я приобрел более реалистичный взгляд на жизнь. Почему после Quinn Emanuel я выбрал BGP Litigation? Мне просто очень понравилась команда. Она в меру молодая, в меру голодная, но при этом довольно зубастая и окрепшая. BGP импонировала мне больше всего. Они полностью сфокусированы на том, чтобы максимально помочь предпринимателям вести бизнес в непростой экономической и политической обстановке в стране.

Профессия юриста эволюционировала очень интересным образом. Бизнесмен занимается своим делом, строит простой, не особо маржинальный бизнес. Но этот бизнес может быть предметом интереса со стороны абсолютно разных людей. Ему мало заработать деньги, важнее — их удержать. Главное — не упустить момент, когда нужно выстраивать оборону. Это очень сложно. Многие бизнесмены думали, что они готовы ко всему, но они ошибались.

Предпринимателям и главным юристам я бы сказал: «Сосредоточьтесь на оценке рисков. Насколько вы готовы к наступлению негативных последствий?» Наша профессия стала элементом защиты. Целые пласты юристов, которые были заточены на международные рынки, которые вложили в образование немалые деньги, оказались без работы.

Должна быть некая прогнозная группа, отвечающая за кризисное управление. Что будет, если человек окажется в тюрьме? Как будет управляться его бизнес? Кто будет его уголовным адвокатом? Предоставят ли партнеры ему адвоката? А являются ли они его партнерами? А можно ли задействовать его жену против него? А может ли он попасть под санкции? Вот эти все вопросы должны задаваться в самом начале пути. Когда-то мы проходили этап IPO. Но в ближайшее время его не будет, поэтому нужно удержать то, что есть.

Экономика и политика стали значительнее влиять на бизнес. Человек вне политики, занимаясь не связанным с природными ресурсами бизнесом, думал, что его риски минимизированы. Но оказалось, что это далеко не так. Бизнесмены должны понять, что люди добывают деньги и в судах, и до судов. Считается, что люди зарабатывают на доходах. Увы, можно зарабатывать и на затратах.

Есть люди, мысли которых мне интересны. Существующий объем информации очень трудно переварить самостоятельно. В армии у меня был прямой доступ к публикациям в западных СМИ. При этом я читал советскую прессу. В тот момент я понял, что есть разные точки зрения. Каждый день ты получаешь такое колоссальное количество информации, что в какой-то момент ты задаешься вопросом: «Может, я что-то не понимаю? Может, действительно все так, как говорится?» Я чувствую на себе это давление и представляю, насколько трудно этому противостоять другим людям.

Я всегда с интересом читаю статьи Владимира Потанина. Но читать его нужно между строк. Ты не всегда можешь напрямую сказать то, что думаешь на самом деле. На мой взгляд, нужно читать ПОЛИТ.РУ. Мне нравится читать Шендеровича, даже если я не со всем согласен.

В нашей семье любят экспрессионистов. Интерес во мне вызывает и современное искусство. Несколько картин я даже купил в Китае. Там есть новое направление, некое движение мысли. Моя дочь, может быть, пойдет в художественный университет. У нее прорезался удивительным образом уникальный талант в этом. Хотя у меня не было каких-то дарований.

Счастье — это гармония в семье и личном пространстве, а еще возможность работать с людьми, которые тебе нравятся. Делать то, за что люди тебе признательны. Иметь возможность на что-то влиять, менять мир вокруг себя к лучшему.

Надо быть с теми, кто ценит твою работу. С людьми, которым интересна помощь, которую мы можем оказать в рамках BGP Litigation. Сегодня мы входим в пятерку судебных юридических фирм России, которые обладают всеми возможностями, чтобы решать самые сложные и спорные вопросы.

Очень многие родители решают судьбу своих детей самостоятельно, зачастую проецируя на них собственные несбывшиеся мечты. Тех, кто считает, что дерево должно упасть в ту сторону, в которую оно клонится, я встречаю гораздо реже. Я верю, что в каждого из нас заложены разные способности, и лучше пытаться выявить их заранее. Если ты получаешь удовольствие от своей работы, ты будешь счастлив.

Деньги трачу на образование детей и путешествия. Если когда-нибудь у меня будет возможность инвестировать в молодые команды, которые заняты новыми технологиями, я это сделаю. Тогда и у меня получится прикоснуться к будущему.